рафтинг в Карпатах +38 067 841 46 80
сплавы по Днестру +38 096 212 40 71
другое +38 096 022 10 33
tourclub.ternopil@gmail.com

Тень забвения ...

Всего было за более чем четыре века в истории Молоткова. Но, пожалуй, не было трагичнее дня, чем 29 апреля 1943 года. Той весенней поры фашисты расстреляли, сожгли живьем, убили 617 мирных жителей Молоткова.
80-летняя Анна Ипатьевна Вальчук, одна из немногих, кто уцелел. Она рассказала:
- Мне было восемнадцать. Утром разбудил отец и приказал выгнать корову. Утро было холодным, поэтому я накинула на себя папин тулуп. Выгнала корову, легла и задремала. Проснулась от того, что дрожит земля. Из села бегут люди и кричат: "Ганко, беги, немцев полное село!" Я себе подумала, что немцев за всю войну не видела, обходили они наше село, то хоть посмотрю. А немцы плотным кольцом уже окружали село. Нас, пастухов, много. Преимущественно 10-12-летние мальчишки, но были и старшие мужчины. Согнали нас над ров и приказали стоять. Говорю к пастухам: "Я буду бежать". Они молчат. Легла в борозду, обопрусь то рукой, то ногой и ползу. Досталась к дороге, но не решилась по ней идти. Переползла и спряталась в глинище. Так и спаслась, а всех пастухов немец побил.
Когда стемнело, подалась в село. Все вокруг горело, трещало, дымило. Папа с маленьким братом лежат возле кузницы избиты. Мама с сестрами каким-то чудом уцелела. А были семьи, где погибли все. Не щадили гитлеровцы ни стариков, ни младенцев.

Среди экспонатов музея "Молотковская трагедия" - обгорелая икона, ее держала в руках мать Марии Козицкой. Ни отец, ни мать, по ее показаниям, не убегали. Они были уверены: если никому ничего плохого не сделали, то за что их должны убивать? Но их пристрелили, а потом, еще живых, подожгли. Марию спасла Жердь: сидела под водой и дышала через соломинку.
Свидетелей молотковской трагедии становится все меньше. А версий, почему так произошло, - больше. Одни говорят, что молотковские ребята не хотели ехать на принудительные работы в Германию. Что соберут их, а они по дороге убегут. Другие - что в одном из погребов скрывались воины УПА, вот немцы и отомстили. Еще одна версия касается поляков, которых много жило в деревне. Якобы ночью кто-то вырезал семью польского эконома, он и навлек немцев на село.
Что было в действительности, не расскажет уже никто. Фотоснимки тех, кто сгорел в огне, тех односельчан, которые воевали с фашистами - в составе советских войск, и воинов УПА - в музее рядом. Здесь их ничто не разделяет. Скорее всего - объединяет. Над музеем легла тень забвения, запустения, равнодушия. И не только над музеем ...

Музейный комплекс "Молотковская трагедия" открыли 20 лет назад - накануне 40-летия Победы.
Строили его с размахом. На месте кузницы, где заживо сожгли молотковских мужчин, - памятный знак. Женщин, погибших от карателей, и тех, кто от горя поседел, потеряв родных, символизирует скульптура "Мать". Есть здесь и памятный знак воинам, не вернувшимся с дорог войны, и стена, символизирующая кольцо, которым окружили фашисты село. Бесспорно, замысел архитекторов интересен. Возможно, все могло быть скромнее, компактнее. но что есть, то есть. Его бы поддерживать в надлежащем порядке, но то, что я увидела в музее, поразило. Прекрасная диорама художника Степана Нечая, которая воспроизводит день сожжения деревни, очень повреждена водой: протекает крыша. Фотоснимки тех, кто погиб в огне, воинов советской армии от сырости так зацвели, что превратились в сплошные пятна. В основном в музей отдавали последние снимки дорогих людей, теперь они потеряны. Сгнили наградные удостоверения, а сами награды... Самые ценные ордена и медали из музея украли. Несколько медалей, оставшиеся держат теперь в сейфе в сельсовете и выставляют их только по праздникам. Более тысячи экспонатов хранится в архиве. Хотя какое там хранится ... В тесной комнатке сгнил пол, влажно, нет света. Вся одежда - вышитые рубашки, полушубки, платки - истлела полностью. Все деревянные вещи сгнили. Остались разве что черепки от посуды. Больно на все это смотреть. Словно не вещи - память наша истлела. Кстати, из стены памяти, на которой высечены имена всех погибших, чья-то варварская рука сбила несколько пластин, вероятно, имели их за ценный металл. Даже замечательное высказывание, отчеканенное на стене: "Остановись, прислушайся на миг, кричат с огня и мать, и ребенок, да будет мир, пусть не гаснет в аду войн твоя жизнь, человек!" укорочено, теперь он прерывается на слове "кричат". И это представляется символичным. Будто кричат из прошлого односельчане: разве можно так с нами?

По словам сотрудницы музея Светланы полехи, все упирается в средства. Когда музейный комплекс был филиалом областного краеведческого музея, финансирование было лучше. Теперь он передан в ведение района. Выделенных средств едва хватает на символическую зарплату ей и директору комплекса Оксане Борух. Территорию, а это более трех гектаров, женщины за лето несколько раз сами выкашивают, мужчин не допросишься.
Музей годами не отапливается. В этом году на выделенные из областного бюджета 12 тысяч гривен подвели вагонкой потолок. Стало красивее, но проблемы это не решило, поскольку надо перекрывать крышу. Чтобы довести до ума музейный комплекс, действительно нужны немалые средства, но не только...
Когда возводили в Молоткове комплекс, построили и село. Полукругом к центральной площади расположились дом культуры, торговый центр, административное здание, школа, детсад. Сейчас из всего этого в надлежащем состоянии разве что школа, ее директор Лариса Антощук сменила на этом посту отца, поэтому не может работать хуже, чем он. В школе чисто, тепло - есть автономное отопление. Большинство продуктов здесь свои, школа имеет более трех гектаров земли, поэтому питание детей обходится родителям в символическую цену.
Рядом со школой - руина Дома культуры. Лариса Петровна переживает, чтобы не случилось беды. За детьми не уследишь, не приведи, Господи, что-то обвалится. Пустует торговый центр. Сияет выбитыми окнами и дверями старое помещение школы. Судя по всему, еще крепкое, с колоннами. Школа и церковь - это все, что уцелело в сожженном селе. Молодежь хотела сделать в старом здании школы клуб, но кто его отремонтирует? Да разве только его?
Годами в селе не работает водопровод, старики вынуждены носить воду издалека. Когда-то водопроводами, а их в селе два, занимался колхоз. Когда его не стало, один из них взял на баланс сельский совет, другой остался без хозяина. Надо отремонтировать насос, двигатель, местами заменить трубы. Хозяйство только становится на ноги. Землю годами не пахали, технику разворовали. Впервые за много лет "Урожай" выплатил людям маленькую плату за аренду земельных паев. Об оплате имущественных речь пока не идет. Хотя имущество так и не было разделено на паи. Да и что там осталось после нескольких реорганизаций?
Относительно музейного комплекса, то здесь нужны средства, хотя замыслы восстановить его к 60-летию Победы были. В следующем году будет в Молоткове газ. Трубы уже прокладывают.
В селе много молодежи. Демографическая ситуация начала выравниваться. Если бы еще хоть какая работа... На заработки, как в галицкой части области, здесь не принято ездить. Правда, недавно из Ирака вернулось трое контрактников-односельчан.
"Живую" копейку дает разве что сдача молока. У земли с голоду не умрешь, но и состояния не наживешь. Молодежь спивается. В соседней Хмельниччине, говорили мне, жить легче, там сохранили хозяйства, люди имеют работу, села давно газифицированы.
Никто чужой не пришел делать до Молоткова такое разрушение. Оно рукотворное. Крестьяне говорят, что если бы им когда-то прокрутили кадры о нынешнем селе, то они бы такого не допустили. Но дело не только в социальном упадке села. Главное - не потерять духовную связь поколений.

Л. ЛЕВИЦКАЯ

Ближайшие туры

пещера млынки, экскурсии
Ищите нас в соцсетях:

Интересно почитать:

Фотогаллерея

-10% discount for bike-tours