рафтинг в Карпатах +38 067 841 46 80
сплавы по Днестру +38 096 212 40 71
другое +38 096 022 10 33
tourclub.ternopil@gmail.com

Исторические выводы: почему нельзя передавать комплекс сооружений Почаевской Свято-Успенской лавры в собственность мужского монастыря УПЦ МП

29 апреля 1995 в Тернополе состоялась первая в истории украинской церкви и культуры нашего народа международная научная конференция "Почаевский монастырь в контексте истории и духовности украинского народа", организованная Украинской ассоциацией религиоведов, отделением религиоведения Института философии имени Г. Сковороды НАН Украины. Конференция нашла широкий отклик в иностранных средствах информации, а ее итоговый документ увидел свет в журналах "Патриархат" (Филадельфия) и "Вера и культура" (Виннипег). Опираясь на новейшую базу источников, конференция беспрекословно доказала, что история Почаевского монастыря достигает IX века, когда в 872 году учениками равноапостольных Кирилла и Мефодия были крещены Галичина и Западная Волынь. 3 этого времени история монастырской обители неотделима от крещения митрополии (Надднипровщины) Руси-Украины, истории самобытного Киевского христианства, утверждение Галицко-Волынского государства (XIII в.) И всех последующих коллизий в исторической судьбе украинского народа.
В исторических источниках монастырь "чуда Пресвятой Девы Марии" упоминается под годом 1213, когда сделали пожертвования "посельникам" монастыря землевладелец Михаил Центер и его жена Ева. И, конечно, явление Божьей Матери (после нашествия татаро-монголов) в тревожном 1261 году. Характерно, что названное чудодейство, как и с Зарваницкой Пречистой почти в одно время, связанное с монахами-беглецами из Киево-Печерской лавры. А это свидетельствует о киевоцентристском мышлении наших предков - как сердцевине соборности украинства.
Это же касается чудотворной иконы Богоматери, которую Анна Гойская в 1597 году передала монастырю именно в ходе безумного наступления иезуитов и польского воинствующего католицизма на украинское православие, имевший целью окатоличить и ополячить наш народ.
И, наконец, третья святыня монастыря - нетленные мощи преподобного игумена Иова, который в 1659 году был зачислен в число святых Украинской Православной Церкви. Зачислен в момент, когда разъяренная польская шляхта освободительной войной под предводительством Б. Хмельницкого (1648-1654 гг.) превратила западноукраинские земли в безнаказанный полигон национального геноцида.
Итак, первый вывод: в течение указанного времени богообьявленные Почаевские святыни являются святынями украинского народа, его поисками духовной защиты и неодолимой веры в свободу и независимость.
Отделившись в начале XII веке, Владимиро-Суздальское княжество, которое сформировалось более чем через 200 лет после основания Почаевского монастыря, повело двойственную политику, чтобы покорить "стольный град Киев" и туда перенести центр государства, претендовавший на земли Руси-Украины, или разрушить Киев и тем самым создать новый на владимиро-суздальской земли центр государства. Вот почему с дальновидным прицелом накануне разрушения Киева (1169 г.) Андрей Боголюбский отправил специальное посольство в Царьград (в патриарший Константинополь), чтобы отделиться от матери-церкви Киевской митрополии и образовать отдельную Владимиро-Суздальскую митрополию как новый центр недавно могущественного государства.
В 1303-1391 годах на галицко-волынских землях с благословения патриаршего Царьграда действовала Галицкая митрополия, которая была ликвидирована под давлением Польши, Литвы и Москвы, что перебрала центр оседлости киевских митрополитов.
В 1449-1589 годах, самовольно отделившись, наконец, от матери-церкви Киевской митрополии, Московская митрополия и ее церковь были не канонические на протяжении 141 года. Только при стечении обстоятельств, когда Цареградский патриарх Иеремия приехал в Москву за пожертвованием на соборную церковь патриархии в Константинополе, которую по приказу султана забрали под мечеть, под давлением обстоятельств в Москве был посвящен самовольный митрополит "во патриархи", и таким способом канонизировано церковь московского православия. Это же касается святых мощей преподобного Иова, когда Киевская митрополия вопреки Переяславскому соглашению (1654 г.) была неуступчивая перед давлением (на подчинение) Московской патриархии. Сведения их в святость (как и двух предыдущих святынь) происходило без участия Иерархии московского православия, поскольку Киевская митрополия до 1686 г. ей не подлежала.
Итак, второй вывод: на протяжении указанного времени Почаевская святыня, как и украинское православие и его церковь, не имеет ничего общего с историей московской церкви, тем более с ее цезарепапистской идеологией, догматизмом, ритуализмом и веронетерпимостью.
И еще, 1721-1831 годы относятся к униатскому (греко-католическому) периоду в истории Почаевского монастыря василиан. Несмотря на политику тотального окатоличивания и полонизации согласно "Проекту на смещено Руси" (1717 и последующие годы), Почаевский монастырь на просторах Правобережной Украины до Засянья был "Вифлеемской звездой", которая ориентировала на интеграцию украинского национального сознания, поддерживала и даже обогащала духовность нашего народа. Почему? Да потому, что народ одухотворяли не те, кто был в монастыре, а его исконные святыни. Благодаря им патриотически настроенные монахи-василиане, которые невольно были политическими заложниками своего времени, обеспечили высочайшее духовное возвышение монастыря. Об этом свидетельствует, в частности, наименование изданий на двух мощных полиграфических базах. Книги в основном были на церковнославянском и украинском языках богослужебного, хозяйственного и учебно-школьного содержания. Лишь один "Богогласник" (1790 г.) - сборник украиноязычных набожных песен - неизгладимый след в истории украинской культуры.
Этого нельзя сказать о духовной функции монастыря после 1831 года, когда, наполненный выходцами из "монашеских обителей" московского православия, монастырь (лавра с 1833 г.) стал острием русификации края и распространения москвофильства в Галицию, Буковину и Закарпатье под личным присмотром царя и синода. По сути вся история лавры с 1831 года сохраняет чужие украинству вероисповедные принципы, которые не соответствуют национальной духовности.
И сегодня Почаевская святыня встречает прихожан зловещим "древом истинной веры", на котором хилыми ветками (если не искаженными сучками) беднеют сестры христианских вероисповеданий.
Вот почему забила тревогу широкая общественность края по поводу ходатайства о передаче сооружений Почаевской Свято-Успенской лавры в собственность мужского монастыря УПЦ МП. Перед каждым трезвомыслящим человеком возник вопрос: что изменилось со времен "батюшек-царей" в веронетерпимом московском православии; могут быть иностранные "посельники" святыни (что есть в традициях Московской патриархии) проводниками Богом объявленной духовности народа на истоках и почве его изначальной культуры; может церковь под скипетром иностранного духовного центра, с которым она веками срослась как национальная и государственная церковь русских, отвечать интересам нашего народа в условиях его национального возрождения; или будет ли отвечать Кременецко-Почаевский историко-культурный заповедник принципам правового государства (на что так охотно ссылаются различные "предвестники" достижений мировой цивилизации), когда он станет (как сегодня лавра) твердыней веронетерпимости? И не только лавра! О какой тогда правовой соборности можно будет говорить в выстраданной слезами и кровью независимой Украине?
Итак, третий вывод: все достояние лавры является собственностью украинского народа и его государства. Это же касается Кременецко-Почаевского историко-культурного заповедника. Ведь сооружения строились в разное время людьми разных конфессий ценой труда украинского народа. Кто может претендовать на Успенский собор, построенный и украшенный (1771-1782 гг.) основателем - графом М. Потоцким, который перешел на греко-католический обряд и стал истинным украинофилом? Другого такого собора нет во всем православном мире! На пожертвования графа и по его личному ходатайству в 1773 году по благословению апостольского престола состоялась коронация иконы Божьей Матери, что показало ее признания в общехристианской мире. Остается сюда добавить украинские культурные достояния в песнях, быту, обычаях й под влиянием чуда на украинской Святопочаевской горе, волынского края.
Не случайно в ходе "хрущевского атеизма", когда варварскому гонению подверглись монахи лавры, которую хотели закрыть, единодушно подняли голос протеста православные и греко-католики (даже с "катакомбного" подполья) Волыни, Галиции и в диаспоре. Своими письмами-обращениями в ООН, в апостольскую столицу (Рим), и в международные религиозные и светские организации они повлияли на разрушителей духовной культуры, и лавра, как памятник исторической судьбы украинства, была спасена. В то же время нет никаких следов в литературе, в частности в "Журнале Московской патриархии" конца 50 - начала 60-х годов прошлого века, чтобы духовный центр РПЦ и его глава выступали в защиту украинской святыни на украинской земле.
И последний, четвертый вывод: независимо от конфессиональной принадлежности церковь в суверенном государстве должна стоять на патриотических началах, соответствующих миролюбивым принципам вероучения. А государство с чувством правовой ответственности за историческую судьбу народа обязано защитить его от проповедников духовной кабалы и национального унижения.
Вот почему Почаевская Свято-Успенская лавра, как и весь Кременецко-Почаевский историко-культурный заповедник, должны оставаться собственностью государства, как духовная сокровищница украинского народа.

Арсен ГУДЫМА

Ближайшие туры

пещера млынки, экскурсии

Интересно почитать:

Фотогаллерея

-10% discount for bike-tours